Мастера

Петрозаводск, Лесной пр. 51
mail@kamicenter.ru

Время работы
10:00 - 19:00 пн-пт
10:00 - 17:00 сб
11:00 - 17:00 вс

Мастера

14.09.2018

  Каплинский Владимир Борисович; член Союза писателей России (Смоленское отделение)

  Смоленская обл., г.Сычёвка, д.Бурцево,

  Номинация «Теплых дел мастера». 

Мастера

        - Как вы думаете, что самое главное в деревенском доме? – окинув взглядом собравшихся за столом гостей, сказал мужчина средних лет с проседью на голове.

         - Ну, Иван Иванович, вы, братец, даете. Разве можно сказать, что главное, скажем, в машине? Двигатель? А без колес не поедите. Так, что…, - отозвался живенький толстячок с мясистыми губами, красным лицом и большим, еще более красным носом.

        Иван Иванович, так звали хозяина дома, по случаю юбилея которого собрались в его деревенском доме не многочисленные гости, еще раз внимательно посмотрев на жующих гостей, сказал:

        - И все-таки. Что в доме главное?

        - Крыша.

        - Надежные двери.

        - Фундамент, - раздались за столом голоса.

        - В доме главное жена, - назидательно продирижировала вилкой с наколотым куском колбасы, не молодая, пышногрудая и давно страдающая избытком веса, женщина. При этом она очень выразительно и многозначительно посмотрела на мужа – живенького толстячка.

        - Нет, друзья мои. Не двери и не фундамент, а… печка.

        - Печка?

        - Печка, хи-хи-хи…

        - Ха, печка.

        - Да, да. Именно печка, - не обращая внимания на смешки и недоуменные взгляды, сказал Иван Иванович. – Что без печки деревенский дом – просто сарай. В лучшем случае летняя дачка. Сейчас февраль и на дворе холодно и ветрено, а в доме, как вы смеете заметить, очень даже тепло и достаточно уютно.

       Словно по команде, все повернулись к натопленной печке, будто впервые видели ее, закивали:

       - Да, да, печка.

       - Какая прелесть…

       - Действительно, очень тепло и уютно…   

       Как много отдали бы некоторые ученые, найди они способ изобрести машину времени. Но сама память человека и есть та самая машина, хотя, к сожалению, лишь мысленно переносящая в прошлое. Ивану Ивановичу живо вспомнилось лето десятилетней давности, будто все это было лишь совсем недавно…

       … Торговаться по стоимости небольшого деревенского дома Иван Иванович не стал. И не из-за того, что был настолько богат, что мог себе позволить лишние расходы, а просто он не умел этого делать. Да и цена его, в целом, устраивала. Сбывалась давняя мечта – приобрести дом в деревне, подальше от большого города, и он был счастлив. Совсем не расстраивало то, что дом изнутри был прокопчен от пожара, который к счастью быстро потушили. Причиной же пожара была старая, давно не чищенная и не ремонтировавшаяся русская печь, занимавшая чуть ли не четверть дома, отгородив собой, будто крепостной стеной, темный угол – чулан. Такая печь Ивану Ивановичу была не нужна, и он твердо решил разобрать ее и сделать новую, более компактную. Но где взять мастера-печника?

       - Печника? Эка, невидаль, - пришла на помощь новая соседка – словоохотливая пожилая женщина, носящая соответствующее деревенское прозвище Говорилиха. – Эвон, у Матрены, думается, сейчас работает один парень. Может сегодня и закончит. Дойду, узнаю. А если что, то к тебе посылать?

      Иван Иванович утвердительно кивнул.

      Ранним утром громкий и настойчивый стук в дверь разбудил Ивана Ивановича. «И кого насеет в такую рань?» - недовольный прерванным сном, думал он, на ходу застегивая рубашку. На пороге, улыбаясь, стоял молодой русоволосый парень с холщевой сумкой через плечо.

      - Вы хозяин? – выпалил он, лишь открылась дверь, и, не дожидаясь ответа, продолжил: - Печника то вызывали?

     - Да, да, милости прошу, проходите, - сказал Иван Иванович, про себя отметив оперативность Говорилихи.

        - Алексей, - протянул руку русоволосый, лишь переступив порог.

Выслушав, что хочет хозяин, Алексей затараторил:

       - Все ясно. Будем эту разбирать, - махнул он на печь.

Переодевшись в драненькую, видавшую виды одежонку, он лихо стал орудовать ломом. За пару часов работы на месте печи лежала огромная груда кирпичей и кусков сухой глины. В доме туманом висело настолько плотное облако пыли и удушливый запах застарелой гари, исходивший из утробы теперь уже бывшей печи, что пришлось распахнуть все окна и двери. Удивительным было то, что печник ни на минуту не умолкам, рассказывая различные были и небылицы. Словоохотливый мастер явно старался понравиться хозяину дома. Даже на вопрос о стоимости работы, назвал совершенно незначительную сумму, небрежно при этом добавив:

       - Плюс ваши обеды и бутерброды на дорогу домой.

Условия Ивана Ивановича устраивали. Оставались лишь не ясными сроки работы, на что печник уклончиво ответил:

      - Как пойдет…

Очистив от глиняного раствора пару десятков кирпичей, Алексей неожиданно объявил:

     - Все. Обед.

     - Но у меня еще не готово. И время то – двенадцати нет, - возразил Иван Иванович.

     - А чего там готовить? – удивился печник. – Что-нибудь закусить и бутылочку. Как говорится - за начало. А после работы, разумеется, еще одну.

Такого поворота Иван Иванович не ожидал.

     - Молодой человек, а теперь слушайте мои условия. До полного окончания работы никакого спиртного и если вы хоть раз придете не трезвы, то мы с вами тут же расстанемся. Уяснили?

Улыбка медленно стерлась с лица печника, явно не ожидавшего таких «условий».

     - Ну, хорошо, хорошо, - примирительно залепетал Алексей. – Сейчас я за инструментом схожу и продолжу, - начал но стягивать с себя пыльную, грязную робу, от которой во все стороны разлеталась едкая пыль.

        «Инструмент» оказался так далеко, что печник не вернулся до самой ночи. Не было его и на следующий день, и в последующие два. Собрав одежду в его холщевую сумку, Иван Иванович отнес все это «имущество» соседке, рекомендовавшей этого мастера. Теперь стало ясно значение мизерной цены за работу, слово «обед», «бутерброды на дорогу» и уклончивое «как пойдет». Надо было искать нового печника, и вскоре представился случай. За разговором с новым деревенским приятелем, тот невзначай обронил, что надо бы ему свою печь поправить, и что для этого он хочет пригласить печника из соседней деревни по фамилии Чернов. Иван Иванович знал эту деревню, а найти в ней человека – все равно, что пятак в своем кармане.

       На дом печника указали сразу. Еще издали Иван Иванович увидел сидящего на крыльце человека. Необходимость уточнения отпала сама собой; настолько вид человека соответствовал его фамилии. Внешне он напоминал цыгана; густые черные с проседью волосы, глубоко посаженные темно-карие глаза под дугами густых черных бровей и иссиня-черная густая щетина во все лицо. Чернов угрюмо и как-то нехотя взглянул на Ивана Ивановича, но все же согласился помочь, односложно уточняя, где находится дом.

      - Завтра. Буду, - закончил он разговор, вставая.

      На завтра угрюмый Чернов в доме Ивана Ивановича не появился. Прошел еще день и стало понятно, что и на этого мастера-печника нечего рассчитывать.

      О печных неудачах Ивана Ивановича тут же узнала вездесущая, любопытная Говорилиха.

      - Не волнуйтесь. Поможем. Вот, давеча, у Баранихи делал, так она так только хвалила. Сейчас дойду к ней. Жди, - встрепенулась она и быстро зашагала по тропинке. Отличительной особенностью этой пожилой женщины было то, что, живя одна, она никогда не сидела дома, расхаживая по деревне от одной подруге к другой. В результате, знала она все деревенские новости и, непременно, спешила обсудить «проблему» с соседками. Возможно, это было своеобразным развлечением, перешедшим в страсть, своеобразную жизненную необходимость. К этим деревенским похождениям, перемалыванием и перемыванием, в том числе и его «косточек», Иван Иванович относился совершенно равнодушно, зная цену себе с одной стороны, и бабьего языка с другой. Наиважнейшим для него делом была и остается печь.

        Третий мастер-печник появился через пару дней. Это был коренастый крепыш, назвавшийся Георгием или просто Жорой. Ивана Ивановича удивило, что пришел он без всякого инструмента.

       - А вот мой инструмент, - протянул Жора крепкие, мускулистые руки с большими, будто лопатами ладонями и короткими толстыми пальцами. За какой инструмент не брались бы эти руки, неизменно слышался треск ломаемых ручек и черенков.

      - Хлипкий у вас инструмент, - то и дело говорил Жора, в очередной раз показывая сломанную лопату. Основным же занятием Ивана Ивановича был ремонт всего сломанного. Позже он узнал, что в деревне Жора имел кличку Лом, что вполне соответствовало действительности.

      Тем не менее, дело двигалось и, вскоре, печь была готова.

      - Сейчас проверим тягу, - сказал Жора, зажигая газету в топке. Дым никак не хотел протискиваться в глубь печи и выходить в трубу.

     - Сырая еще. Надо чтобы подсохла. Понемногу прожигайте ее, чтобы быстрее высохла, - сказал Жора и, получив деньги за работу, удалился.

      Капризная печь не пожелала глотать дым ни через неделю, ни через месяц… Дым до слез глотал Иван Иванович.

      Наступил дождливый сентябрь. Обходиться без тепла в доме стало совершенно не возможно. «Никого не буду больше приглашать», - решил Иван Иванович, разбирая печь. «Не боги горшки обжигают. Сам справлюсь». Медленно, но верно росла новая печь с ровными, будто прочерченными углами и тщательно оштукатуренными дымоходами. Огонь, сжевав бумагу, угас, а печь ни разу не пыхнула в комнату дымом. Через некоторое время она мирно урчала, потрескивая еловыми поленьями, размеренно выпуская дым только через трубу. Вскоре печь была тщательно оштукатурена снаружи. Фасадную часть украсила узорчатая плитка, а все остальные места засветились белизной.

        - И кто же, дорогой Иван Иванович, делал вам эту замечательную печку? – почесывая красный нос, спросил толстячок.

        - О, умельцев на Руси всегда было достаточно…, - улыбнувшись, уклончиво ответил Иван Иванович.

       - Есть предложение, - прервав юбиляра, громко произнес толстячок, - поднять тост за печку и мастеров-печников.

       - За печников. За печку, - раздались за столом возгласы.

Иван Иванович поднял бокал:

      - Ну, что ж, давайте за печников! – и улыбнувшись одному ему ведомым мыслям, добавил: - за хороших печников!




Возврат к списку


На сайте используются cookie-файлы и другие аналогичные технологии. Если, прочитав это сообщение, вы остаетесь на нашем сайте, это означает, что вы не возражаете против использования этих технологий.